От «Судьбы» не уйдёшь Леонид Подольский. Судьба: Роман, повести, рассказы. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2018. – 456 с. – 500 экз.

 

Леонид Подольский. Судьба.

 В новую книгу Леонида Подольского вошли роман «Эксперимент», а также повести и рассказы. Это своего рода избранное, вошедшее в один солидный том, пусть и изданный небольшим тиражом. Но кого сейчас удивишь маленькими тиражами? К сожалению, это давно уже стало нормой. Крупные тиражи – для досужего чтива, а настоящая литература, превратившись в элитарное искусство, не может этим похвастаться. Объём газетной публикации не позволяет подробно написать о каждом произведении книги, однако такую цель мы перед собой и не ставим. Главное – отметить ключевые моменты прозы Подольского, передать читателю основные мысли автора, атмосферу его произведений.

 Первое, что бросается в глаза, – это отличное владение языком и мастерская работа с композицией. Леонид Подольский не новичок, а давно сложившийся автор со своим лексическим багажом и собственным мировоззрением. Поэтому книга вызывает ощущение «цельности», как будто читаешь одну большую сагу, в которой множество героев. А герои у Подольского самые разные, часто совсем друг на друга не похожие. Это может быть скромный советский научный сотрудник, не столько диссидент, сколько вольнодумец, которого лечат в психушке от крамольных мыслей. Или блаженный художник, недалеко ушедший от бомжа, но сохранивший чистоту души, а потому достойный милости Господа. А то и начинающий писатель, пытающийся пробиться в мир «настоящей» литературы. О чём бы ни писал Подольский, будь то первая юношеская любовь или мытарства с выездом на отдых в Египет, выходит зримо, выпукло, правдоподобно.

 Проза Подольского реалистична. Это не досужие выдумки «кабинетного писателя», но истории, понятные любому человеку среднего возраста, заставшему СССР, пережившему перестройку, потом «лихие девяностые», а теперь перебирающего в памяти всё, что с ним успело произойти. Усталость, разочарование, неверие в светлое будущее и вообще в нормальную жизнь – разве эти чувства нам не знакомы? Автор точно знает, о чём пишет, и для него это не просто воспоминания – он оглядывает прежние годы с печалью, философски осмысляя их и вместе с тем по-человечески сочувствуя своим героям. Леонид Подольский ни в коей мере не идеализирует прошлое, но и не считает его абсолютно беспросветным. Можно с уверенностью сказать, что автор испытывает личную ответственность за судьбу своей страны, за судьбу России. А чувство художественной меры позволяет выработать объёмный взгляд на происходящее, не лишённый при этом обаятельной субъективности, ведь во многих текстах угадываются автобиографические черты. Тем ценнее для нас его проза, ведь автор пишет о наболевшем, а такие книги по определению не могут быть поверхностными. Разумеется, если мы говорим о серьёзном, состоявшемся писателе.

Сергей Астахов