Журнал «Москва».

Российский эксперимент

Подольский Л. Эксперимент: Сб. М:. Московская городская организация Союза писателей России, 2012.

В новую книгу Леонида Подольского кроме романа «Эксперимент», вошли две повести: «Лида» (2010), «Потоп» (1988); рассказы: «Случайная встреча» (2010), «Воспоминание», «Старики» (1987), «Дом»; еще несколько небольших рассказов, объединенных общим названием «Сатирические рассказы из другой жизни» (1986-1988). Я специально указываю даты, чтобы обратить внимание на два интересных обстоятельства.
Первое, сугубо личное: промелькнув в литературе во второй половине восьмидесятых, издав в 1991 году книгу повестей и рассказов, автор надолго исчез из литературы. Как сообщает о себе в третьем лице Подольский: «Его захватили вихри новой эпохи и необходимость выживать... Успешный кооператор, не очень успешный политик. Пытался баллотироваться в Госдуму, но при выдвижении победил Сергей Юшенков. Дважды баллотировался в Мосгордуму, был одним из лидеров Партии Конституционных демократов, возглавлял оргкомитет Московской организации Демократической партии. Позднее организовал финансовую компанию, его дважды похищали бандиты, но он счастливо остался жив. Работал риелтором, организовал несколько риелторских фирм...». С такой биографией Леониду Подольскому есть что поведать читателю. Но вышедшая книга — не автобиографическая, чтото свое, глубоко личное, угадывается только в рассказах «из другой жизни».
В романе «Эксперимент», а создавался он задолго до декабрьских выборов в Госдуму и всех последовавших за ними событий, автор многое предвосхитил, здесь как бы разворачивается параллельная, даже опережающая, реальность. Сюжет раскручивается с того, что замглавы президентской администрации по прозвищу Алхимик, он же Ювелир, или Гроссмейстер, затевает в отдельно взятой депрессивной области эксперимент по построению «демократии, непорочной, как Святая Дева», с губернаторскими выборами, с полной свободой СМИ, митингов и демонстраций, с развитым самоуправлением, с соблюдением всех прав человека. Состоял ли замысел Алхимика в том, чтобы соорудить громоотвод или обманчивую витрину, а заодно проверить непорочную модель в борьбе с коррупцией, было ли в задуманном нечто тайное, недоступное обычному уму, или это была хитроумная интрига, ни губернатор Садальский, ни его приближенные не ведают. (В план были посвящены «человека четыре, не больше».) Конечно, события начинают развиваться совсем не по плану, а по непредсказуемой логике эксперимента. Сцены с председателем облизбиркома Тулиновым, напоминающим Чурова, сменяются сценами в других высоких кабинетах, где идет борьба, или, скорее, обыкновенная торговля. В области в это время начинаются преобразования. Рядом с губернатором появляется хитроумный политтехнолог Эдуард, в телевизионный эфир выпускается еженедельная аналитическая передача с интригующим и в то же время вызывающим ностальгию названием «Итоги». Происходят гей-парад и демонстрация «ночных бабочек», учреждается партия «Свободной любви». Бывшая кокотка становится вицеспикером областной думы и к тому же единственной женщиной-депутатом, и ее иногда в шутку, а чаще на полном серьезе называют «очаровательным лицом молодой российской демократии». Широкомасштабно запускается губернаторская избирательная кампания, беснуются молодые люди из молодежного фронта «Свои», отдаленно напоминающие «Наших». На местной политической арене появляется Константин Соловей, оппозиционный кандидат, авантюрист, харизматик, артист, демагог, человек с крутой и сомнительной биографией. Как неуклюж рядом с ним выходец из номенклатуры, бывший комсомольский руководитель, бывший секретарь обкома Садальский! Но, по большому счету, оба они — герои пародийные. Они не похожи друг на друга, однако их многое объединяет. Если приглядеться, оба — популисты; у обоих проявляются черты характера, манеры и даже факты биографии Ельцина. Впрочем, читатель обнаружит и множество других совпадений. Область, где разворачиваются события романа, — микромодель современной России. Подстроенная капитуляция оппозиционера Соловья перед губернатором Садальским вызывает всеобщее возмущение. Начинается бунт местного масштаба с выходом народа на улицу, со срывом выборов. «...Обманули. Обманули, сволочи! Семьдесят лет обманывали, и еще почти двадцать, и еще тысячу лет без малого!.. Подстава!» — возмущению горожан нет предела. Не хочется раскрывать интриги событий, хотя герои, действующие в романе, до боли похожи на тех, которых мы чуть ли не каждый день наблюдаем на экранах ТВ. «О Русь, святая Русь, — улыбался Соловей, артист, сквозь пьяные слезы. — Твоя святость в твоей наивности, в твоем простодушии, ты верила Стеньке Разину, верила Пугачеву и Ленину-Сталину тоже верила. Извечно, но и безнадежно твое стремление к справедливости! Красавица ты на поругание». Так смешно, горько, умно, с немалым сарказмом описана в романе сегодняшняя жизнь России, что невольно вспоминаются герои Гоголя и Достоевского.
Повесть «Лида» — полное тепла повествование о нелегкой судьбе молодой русской женщины из вымирающего поселка Ленинский, «построенного ради угля, а не ради людей». Как и многие, с надеждой на новую жизнь героиня бежит в Москву, в город своей детской мечты, в город, и Лида это вскоре поймет, «из которого вынули сердце». Работая «в самом чреве» столицы, на рынке, она борется за свое женское счастье, но счастье так и не состоится. В конце концов она возвращается в родной заброшенный Ленинский, где круг безнадежности замыкается.
Метафоричная повесть-притча «Потоп» о бремени тоталитаризма в некую историческую эпоху, очень похожую на советскую. Немой, замученный народ боится своих вождей больше, чем смерти, покорно и слепо участвуя в преобразованиях, которые ведут страну к гибели. В повести поднимаются вечные вопросы бытия, о смысле жизни, о соотношении тирании и творческого начала в человеке, о свободе личности.
Книга Подольского предназначена для читателей, которые любят и ценят умную, серьезную, но одновременно очень сочную, пронизанную юмором прозу.

Надежда ДАЛЕЦКАЯ