• Эксперимент
  • Идентичность
  • Судьба
  • Распад

Российская медицина: неглубокие заметки. Вчера, сегодня… в будущем?

Российская медицина: неглубокие заметки. Вчера, сегодня… в будущем?
В далекое советское время я работал научным сотрудником и врачом, в переходное время был председателем двух больших медицинских кооперативов, а в последние годы стал пациентом. Если сюда добавить круг общения, родственников, знакомых, я до некоторой степени изучил предмет и могу сравнивать, как наша медицина менялась на протяжении моей жизни. Это не аналитическая статья, это всего лишь наблюдения, соображения, размышления. Еще важный момент: с постстуденческих времен я не сталкивался с российской медициной вне Москвы, а это значит, что мои представления наверняка являются слишком завышенными.

 

В советское время

 Мысль об этих заметках возникла у меня несколько лет назад, когда я услышал по ТВ слова одного из депутатов Госдумы (как ни странно, не коммуниста), что в Советском Союзе существовала замечательная медицина, не то, что сейчас. Удивительно, но этот рефрен, насчет замечательной советской медицины, время от времени повторяется. И вот я сравниваю и только сейчас начинаю понимать, какие же мы были темные и отсталые. Мы сидели за железным занавесом и оттого очень  многое не могли видеть, не могли понимать, даже догадываться. Автаркия. Изоляция – это исключительно губительная вещь, даже  намного более губительная, чем сплошное импортозамещение.

Начнем с самого важного, с лекарств. Наверное, 90%  лекарств, которые нам выписывают сегодня – я имею в виду серьезные лекарства от серьезных болезней, а не настойку пустырника, которой нас хотели бы потчевать всезнающие депутаты (вспоминаю Петра Толстого) – это  новые (для нас) лекарства и – не наши. Их либо вообще не было в Советском Союзе, либо только в Четвертом управлении - для номенклатуры. Мало того, мы, врачи, в большинстве случаев даже не подозревали, что такие лекарства существуют в природе. Мне могут возразить, что 30 лет прошло, немалый срок, но дело в том, что многие из этих препаратов появились у нас в «лихие девяностые», сразу же, как только  рухнул железный занавес. Кто-то может возразить, что часто это дорогие препараты и они далеко не всегда доступны нашим пенсионерам. Да! Но это ведь уже не чисто медицинский вопрос, а я сейчас о медицине, не о социальной справедливости. Сегодня у нас относительно (!) открытая страна, не только  наши пациенты, но и наши врачи (многие!) ездят стажироваться на Запад и оттуда же к нам поступает бóльшая часть лучших лекарств. И не только медицинских препаратов, но и технологий, и новых знаний, и оборудования, и даже какие-то организационные приемы. А в СССР даже закупка медицинских препаратов была подчинена не заботе о здоровье людей, а политике, мы были вынуждены лечиться либо отечественными лекарствами, либо препаратами из соц. стран. А это, к сожалению, второй сорт. Вполне естественно, что многие из этих препаратов давно сняты с производства. Нужно понимать, что передовая фармацевтическая промышленность требует огромных финансовых вложений и эффективной,кропотливой (но при этом отнюдь не быстрой) работы тысяч ученых. Разработать один новый препарат – это сотни миллионов, а иногда и миллиарды долларов. Готовы ли к таким вложениям наши нувориши? И советское государство точно не было готово. У него были совсем другие приоритеты. Вся разница в том, что сейчас есть частные дистрибьюторы,  а советское государство экономило валюту. И вот результат: лучших лекарств не было ни в советских аптеках, ни в советских больницах.

Возьмем элементарный пример: гипертония. Чем мы ее лечили в СССР? Допегит, клофелин (тот самый, которым в новое время стали травить людей), адельфан (Индия), раунатин. Все! Разве что еще мочегонные. Ничего другого мы просто не знали, в соцстранах не производили. А сейчас мы используем десятки оригинальных наименований и все не наши. Тут, правда, есть одна существенная деталь: нашим инвалидам, кому положены бесплатные препараты, в поликлиниках, как правило, выдают дженерики (заменители) отечественного производства. Политика правительства очевидна: в первую очередь оно печется о поддержке отечественных производителей, а забота о пенсионерах и инвалидах далеко на втором месте. Хотя, конечно, нынешние дженерики все равно существенно лучше, чем те препараты, которыми мы лечили 30 лет назад. и могли бы быть еще лучше, но конкурсы на поставку проводятся так, что в них побеждают не лучшие, а наиболее дешевые (или блатные) производители. Тут, к сожалению, все очень просто: если вы придете в районную поликлинику за бесплатными лекарствами, вам скорее всего выпишут отечественные заменители, а если к независимым врачам (в частные клиники или в федеральные центры (институты) – оригинальные импортные препараты.

Но так не только с гипертонией, со всеми болезнями. Так, при диабете есть прекрасный немецкий препарат сиофор, но в поликлинике выпишут его аналог, произведенный где-то в Забайкалье. А в советское время: в 4-м управлении «элиту» лечили одними препаратами, а всех остальных – другими, да и те зачастую нужно было исхитриться достать. В Москве еще что-то было, а вот в других городах – швах.

Отдельно об онкологии: в «цивилизованных странах» относительно давно появились препараты нового поколения, а в Советском Союзе (нет, не только в Советском Союзе, еще лет 10 назад и, наверное, позже) лечили очень токсичными препаратами из 30-х годов. Тут хочу уточнить, все противоопухолевые препараты должны быть токсичны, потому что должны убивать  раковые клетки, но лечили особенно токсичными, потому что новые – очень дорогие. В институтах они стали появляться с большим опозданием, а в больницах, для простых людей – там у врачей и опыта применения препаратов нового поколения не было.

При  орфанных заболеваниях (это редкие генетические заболевания) и некоторых формах лейкозов и сейчас-то лечат через пень-колоду, потому что дорого и у государства «трудно с деньгами», а в советское время дети просто умирали. «Бабы новых нарожают», - это не только бравые генералы говорили, но и высокие советские чиновники. Бывает и сейчас, но редко, боятся шума в социальных сетях.

То же самое с диагностической аппаратурой. Аппараты для УЗИ, компьютерные томографы, японские гастроскопы, колоноскопы и многое другое, все это в мире давно существовало, но в Советском Союзе оставалось экзотикой. Наверху считали, что все это должно быть только для них; в Советском Союзе никогда не хватало валюты, все средства уходили на танки и на помощь друзьям-нахлебникам. И еще на закупки зерна, потому что мы сами не могли себя прокормить. Для наших людей существовали наши гастроскопы, в несколько раз толще. Такие страшные, что на них нельзя было спокойно смотреть. И вот, представьте, проглотить эту махину, да еще без всякой анестезии. Анестезией, опять же, пользовались на Западе, да еще все в том же Четвертом управлении, где врач анкетный, пол паркетный, а лекарства и приборы сплошь импортные. Не знаю, что в наши гастроскопы можно было увидеть. И с аппаратами для УЗИ наблюдалась похожая картина. У нас их выпускал завод в Казани. Вот только, в отличие от японских и американских, в них ничего нельзя было толком разглядеть.

В восьмидесятые я был молодой, не ходил к врачам и не обследовался и, признаюсь, всю отсталость нашей тогдашней медицины я осознал только в сравнении и много лет спустя. Но до сих пор вспоминаю: я работал тогда в хозрасчетной поликлинике на Арбате и у нас был американский, кажется, аппарат для УЗИ – так вот, очереди стояли неимоверные. Чтобы попасть на обследование, нужно было быть очень здоровым человеком.

А компьютерные томографы? На всю Москву, не считая Четвертое управление, их было всего 6 (по крайней мере, я не раз слышал эту цифру). В конце 80-х я был председателем медицинского кооператива. Так вот, мы и другие кооператоры стали посылать пациентов на компьютерную томографию в московские НИИ, за деньги, конечно. Так компьютерная томография стала доступна и даже вошла в моду. Одних посылали по медицинским показаниям, другие рвались сами – КТ превратилась во что-то вроде недешевого аттракциона. Но что интересно: производительность труда у рентгенологов (у КТ-шников) сразу выросла в несколько раз. Раньше они работали строго по инструкциям, полчаса на человека, а тут, за живые деньги,стали вкалывать. Но, увы, все имеет обратную сторону.

Ничего хорошего не могу сказать и про советские больницы. Там все было убого, бедно, не хватало ни оборудования, ни лекарств, ни среднего и младшего медперсонала, да и врачей. Санитарки, мне кажется, уже тогда вымерли как класс. А туалеты! Не прав был наш знаменитый писатель, при Советах разруха была не только в головах.

Некоторое время мне пришлось работать в 23-й больнице. Так вот, в больнице не было даже гастроскопа, об УЗИ мы даже не слышали (они уже появились на Западе), а лаборатория служила прямо притчей во языцех. Вы могли взять одновременно два элементарных анализа крови и они разительно отличались друг от друга. Но 23-я больница считалась не из худших.

На всю жизнь запомнил, как одна симпатичная докторица как-то мне сказала (я в то время надолго работал  научным сотрудником на клинической кафедре): «Вот, посмотрите, по эту сторону коридора – ад, а о ту – рай». По ту сторону коридора сидели сотрудники кафедры, у которых, при той же, или меньшей нагрузке, зарплата была раза в три выше. Понятно, что врачи в больницах чувствовали себя ущемленными, и была очень большая текучка. У хирургов немного по-иному: среди них встречаются фанатики своего дела и, главное, там совсем иные «благодарности».

В 70-е - 80-е годы появились эффективные методы лечения при инфарктах: введение жидкого нитроглицерина и гепарина. Их, эти методы, успешно внедряли за рубежом и у нас в нескольких ведущих институтах, но не в городских больницах. Где-то в больницах тоже попробовали: больные умирали (от кровотечения или от падения давления). Не было ни необходимого оборудования, ни специалистов, ни лабораторий. Нельзя летать в космос, не имея элементарных самолетов. Требовалась серьезная реорганизация, но ей никто не занимался. Еще в начале 2000-х я слышал от специалистов, что в Москве очень слабые кардиореанимации. А как сейчас я просто не знаю.

И еще, еще. Сегодня все, наверное, слышали про операции аортокоронарного шунтирования (АКШ), а есть еще и стентирование. Но в СССР ежегодно умирали десятки, а может и сотни тысяч людей из-за недоступности этих операций. Многие, кто мог, ради лучшей медицины уезжали за границу. А стоматология? Она у нас была просто зверская! Зубы вырывали без анестезии, так что многие еще до сих пор испытывают страх и содрогаются от воспоминаний! А отсутствие послеоперационного ухода в больницах, а нередкая безответственность врачей, а жуткое состояние травматологии. А кадры!? Не хочу обидеть врачей, всегда встречались талантливые и яркие исследователи и врачи, но очень много было и серых, безынициативных, отнюдь не талантливых людей, без живого интереса и призвания.

Словом, советская медицина всегда находилась на остаточном обеспечении, располагалась в убогих, требующих ремонта больницах и переполненных поликлиниках, врачи всегда получали небольшую зарплату, возможностей и стимулов для совершенствования и карьерного роста было немного, за некоторыми исключениями все было рутинно и посредственно – вот такую медицину мы и имели.

Можно, конечно, посмотреть с другой стороны и перечислять достижения. Их тоже было немало. Кардиологический и онкологический  Центры, начали строить новый институт (Центр) сердечно-сосудистой хирургии, другие Центры; а помните литовскую девочку, которой случайно отрезали ноги – ведь сосудистый хирург их пришил! Нет, немало было достижений.

Академик Чазов, возглавлявший Четвертое управление, был близок к небожителям. Он и убедил, что нужно строить Кардиологический
Центр. А заодно построили и Онкологический. Офтальмолог академик Федоров успешно лечил родственников премьера Рыжкова (конец 80-х) и вот государство выделяет средства на офтальмологию! По знакомству.

Нет, есть чем восторгаться! Но я пытаюсь оценить советскую медицину не по отдельным достижениям, не по сравнению с 1913 годом, а с точки зрения ее доступности и  эффективности для среднего россиянина. И вот я сейчас думаю, что советская медицина вполне органично вписывалась в советскую жизнь. Она была такая же, как и все остальное, далеко не высшего качества. «Дефицит» - это, пожалуй, было главное советское слово; оно же, это слово, характерно было и для советской медицины. В СССР не хватало не только колбасы, но и много чего другого: медоборудования, рентгеновской пленки, лекарств, одноразовых шприцов,а самое главное, внимания и любви к отдельному человеку.

И еще в Советском Союзе было сакральное слово: «
Москва». В Москву ездили не только за колбасой и всяким прочим дефицитом, но еще и в поисках хорошего врача. Царь жил в Москве, и медицина, какая-никакая, тоже находилась в Москве.

P.S. Недавно перечитывал «Цинковых мальчиков» Светланы Алексиевич и узнал, что наши «воины-интернационалисты»  на свои скудные гроши покупали на случай ранения у афганских торговцев самоклеющиеся бинты, шприцы, шины и многое другое, потому что наше было тяжелое и низкого качества. И того не хватало. За своим железным занавесом мы просто не догадывались, какие мы бедные и отсталые.

 

 

В Новой России

Понятно, что медицина нового времени родилась не на пустом месте. Подобно тому, как вся русская литература выросла из гоголевской «Шинели», ново-русская медицина вышла из советской, унаследовав и ее достижения (обширную сеть НИИ и учебных институтов, сильную эпидемиологическую службу, военную медицину, кадры, науку, далекую от американской, но все же, наконец, не самую лучшую, но все же работающую систему), и, к сожалению, ее «родимые пятна». Скажу сразу, бесплатная государственная медицина просто не может быть хорошей, ровно так же, как не может быть успешной в наше время плановая социалистическая экономика. Тут ведь вот какой парадокс, у нас уже почти 30 лет худо-бедно (хотя чаще бедно), но все-таки рыночная экономика, а государственная медицина по принципам своей организации остается прежней. Я это не к тому, чтобы брать с людей деньги, проблема в том, что до тех пор, пока у нас нищие пенсионеры и огромное количество малоимущих государственная медицина просто не может быть другой.

Иногда бюджетные учреждения пытаются внедрять коммерческие услуги, но это нонсенс, это ведет только к деградации бюджетной (бесплатной) медицины. Нельзя скрестить ежа и ужа.

В свое время Сталин с коллективизацией и ликвидацией кулачества так разрушил деревню, что все последующие крупные финансовые вливания при Хрущеве и Брежневе ни к чему не привели. Нечто подобное, мне кажется, должно происходить и с государственной медициной: отдача будет крайне низкой. Но это теоретическое рассуждение, потому что на самом деле у нас отнюдь не избыток, а наоборот, вопиющее недофинансирование государственной1 (бюджетной, бесплатной) медицины. Привожу показательную таблицу.

 

Страна

ВВП на душу населения,

2018 год  в долларах

Процент расходов на

здравоохранение от ВВП, 2018 год

Россия 11288   2,6%
США 62795 17,1%
Германия 47603 11,1%
Япония 39290 10,9%
Израиль 41715   7,3%
Норвегия 81697 10,4%

Примечание: в РФ приведены расходы  бюджета, общий уровень расходов должен быть несколько выше, так как присутствуют еще частные расходы.

В любом случае расходы на здравоохранение в расчете на душу населения у нас в 23 раза ниже, чем в Норвегии и почти в 20 раз, чем в США.

Вообще-то на этих данных можно было бы закончить. Они слишком красноречиво говорят за себя сами. Российская медицина нуждается в очень серьезном реформировании и в совсем другом финансировании.

Назову несколько очень слабых мест: первичное (поликлиническое) звено, скорая помощь, больничная сеть. Еще одна очень серьезная проблема государственной (бесплатной) медицины: отток лучших кадров в частную сеть.

Вообще-то в России, особенно в нескольких больших городах, есть не одна, а целых три или даже четыре системы здравоохранения: государственная (бесплатная), коммерческая, ведомственная и еще отдельно головные федеральные центры. По идее, между государственной, первичной системой и федеральными центрами должна существовать тесная преемственность, и она существует, но, как бы это поточнее сказать: очень трудная, с немалыми бюрократическими и прочими препонами.

Так вот, государственное здравоохранение – это и есть основная система здравоохранения и она и есть… самое слабое звено. Кадры… Самая многочисленная категория врачей – участковые терапевты. Но – зачем они, какая у них функция, если существуют кардиологи, пульмонологи, гастроэнтерологи (а сейчас уже и – отдельно – гепатологи; если специалисты по УЗИ тоже отдельно), нефрологи, ревматологи, я уж не говорю про гематологов – те очень давно отделились. Что остается на долю участковых? Диспетчерская работа, выписывать рецепты н бесплатные лекарства? Постепенная дисквалификация? Сезонный грипп?

Через несколько лет после того, как я закончил институт (1970) ввели интернатуру (7-й год), потом расширили ординатуру, но вот недавно я прочитал, что ординатура платная. Т.е. люди учатся 7 лет, а потом, если у них нет денег, идут работать участковыми терапевтами (в Москве их больше никуда не берут). А дальше? Вообще-то для людей с горящими глазами сегодня есть возможность непрерывного совершенствования (таких людей я видел в коммерческих фирмах), но большинство просто сидят на своих местах. На государственной работе (в государственной системе) это все не требуется, время от времени докторов посылают на короткую специализацию. И все. Признаюсь, по мелким техническим вопросам я обращаюсь в свою поликлинику, но не более того, даже какой-нибудь панариций я там оперировать не стану. Предубеждение? Может быть. Но оно основано на многочисленных фактах. Есть четкая закономерность: в государственной бесплатной медицине вы очень часто (к счастью, не всегда!) никому не нужны, вы нередко читаете безразличие в глазах врача, а в частной, коммерческой, вам нередко приходится быть настороже, что вас станут «раскручивать на деньги», вам могут назначить ненужные и даже вредные процедуры и лекарства.

По моему наблюдению и личному опыту в Москве (не в каком-нибудь маленьком городке!) с ее федеральными и коммерческими лечебными учреждениями, вполне можно получить очень хорошую помощь (часто лучше, чем за границей, где вы просто заблудитесь), но при трех обязательных условиях:

  1. Вы сами все должны понимать, не полагаться и контролировать врачей. По принципу: «доверяй, но проверяй».
  2. Для этого вы должны быть достаточно здоровы.
  3. Вы должны быть готовы платить за свое лечение. На бесплатной государственной медицине далеко не уедешь. И не дай вам бог оказаться без сознания и не иметь при этом умных и компетентных родственников.

Теперь, когда я вылил целое ведро дёгтя, хотелось бы добавить и несколько ложек меда. Современная российская медицины просто на голову выше советской (по крайней мере в Москве).

  1. В любой аптеке в любом городе вы можете купить практически любые лекарства.

Тут, правда, есть одно «но». В государственных поликлиниках именно тем, кто больше всех нуждается в лечении (инвалидам, диабетикам, тем, кто имеет право на бесплатные лекарства) дают более дешевые отечественные заменители.

Строго говоря, бесплатная государственная медицина – это медицина для бедных. Но это уже не чисто медицинский, это социальный и даже политический вопрос.

  1. Сегодня московская медицина очень неплохо вооружена оборудованием. Я уж не говорю про коммерческие учреждения, про крупные сети, про федеральные центры, вроде кардиологического или эндокринологического, но и рядовые районные поликлиники. Я был очень удивлен, когда узнал, что в нашем поликлиническом объединении есть компьютерный томограф. И так, надо думать, по всей Москве…

Но… Ох уж этот новорусский менеджмент, от средней руки чиновников до высших государственных чинов. Они думают,что достаточно выделить деньги. Оборудование закупили (кое-что и у нас стали делать), а вот со специалистами – проблема. И лепят множество ошибочных диагнозов.

Со специалистами вообще проблема. По стране не хватает 25 тысяч врачей. Срочно ищут, кем бы занять ставки (сколько раз это звучало из уст предыдущего министра Скворцовой), но ведь это чисто бюрократический подход – нужны ведь не просто врачи, а – хорошие врачи. А для этого надо очень много чего перестраивать.

  1. Стоматология. Нынешняя и советская: небо и земля. Но – цены! Бесплатно и плохо, или за большие деньги и не очень хорошо?Но сейчас,кажется,бесплатную стоматологию отменили.
  2. А лабораторная диагностика? Я уже писал, какой она была в советское время, сейчас же вы можете сдать анализы на любом углу, да и зачем, сдавайте в районной поликлинике. Закупили импортные анализаторы, они,как правило, не врут!
  3. Перечислять можно было бы еще долго. Хочу отметить лишь один момент: наши врачи (только не из государственных больниц и поликлиник) стали ездить на стажировки за границу. Мы перенимаем чужой опыт (недостаточно, но перенимаем) – и это очень важно. И, если действительно нужно, начинаем ездить лечиться за границу.
  4. Чуть не упустил: операции аортокоронарного шунтирования.

Нельзя все наши достижения приписать правительству или мэру, потому что медицина не стоит на месте, мы вступаем в новый цифровой век, но, главное, мы движемся. Не так, как нам иной раз рассказывают по ящику, не так, как хотелось бы, требуется серьезное реформирование, но – движемся…

 

Про страховую медицину

Лет 30 назад мы писали программу только рождавшейся Демократической партии. Мы все хотели, как у них, а потому написали в программе «страховая медицина». Хотя смутно понимали, что это такое. Но несколько лет спустя эту самую страховую медицину пролоббировали чубайсы и зурабовы от медицины. В отличие от нас они были прагматиками. И, как всегда, мы (Россия) пошли своим путем. Смысл страховой медицины в наших широтах заключался в том, что страховые компании очень прилично откусывали от тощего потока государственных денег, идущих в практическое здравоохранение.

Страховая медицина целесообразна там, где большинство людей получают высокие зарплаты и сами оплачивают свое будущее лечение. У нас, понятное дело, до этого очень далеко. Но страховая медицина прижилась. И никто не решается посягнуть на это осиное гнездо.

 

 

Про коммерческую медицину

В новое время появилась альтернатива: частные клиники. Большие и маленькие, хорошие и не очень, это мы должны определить сами. В коммерческих клиниках вполне можно получить то, чего не дает государственная медицина. Причем вы получаете не только мед.услуги, но и чувство самоуважения. Казалось бы, кожаные диваны вместо низких скамеек и жестких стульев, хорошая плитка, чистые туалеты, а, что называется, совсем другой коленкор. Нынешние клиники разительно отличаются от наших неприхотливых кооперативов конца 80-х. в СМ-клинике мне в основном понравилось. Хорошо оборудована, вежливый персонал, грамотные врачи. И просто приятно. В другой клинике, называть не стану, тоже хорошее впечатление, даже очень, но в какой-то момент я понял, что меня «раскручивают»,причём нагло. Но, когда возникают проблемы, вы перестаете считать деньги и идете именно в частную клинику, а не в государственную поликлинику или больницу. Все же,  при наличии возможности, я бы в большинстве случаев предпочел частным клиникам федеральные медицинские центры. По крайней мере такие, как Кардиоцентр или Центр эндокринологии.

 

 

Московская оптимизация

В результате реформы явно стало больше порядка. Исчезли очереди, все стало четко и культурно.И,что совсем удивительно,вежливо! Если раньше посещение поликлиники представляло собой что-то вроде экстрима и я старался держаться подальше, то сейчас положение явно изменилось. Опять же, симпатичные вывески, во многих случаях свежий ремонт, электронные истории болезни. На мой взгляд, это очень разумная идея: создание поликлинических объединений. Благодаря этому доступней стали узкие специалисты и исследования и даже появился кое-какой выбор.

Но, хотели как лучше, да еще и деньги сэкономить, а получилось как всегда. Ликвидировали бесплатную стоматологию. А это удар по бедным. Пострадала физиотерапия. И вот действительно серьезная потеря: массаж. Массажные кабинеты ликвидировали, массажистов уволили. Экономия копеечная, а – люди страдают.

P.S. Врачи остались прежние и у них всего 12 минут на человека.

 

 

Про covid-19

Я не хотел касаться ковида, потому что у меня больше вопросов, чем ответов. Не специалист. Но… Каждый день сообщают точное, до одного человека, число заболевших и при этом утверждают, что 40% случаев (+-) бессимптомные. Это что же получается, точность результатов значительно выше, чем позволяет метод расчетов? А вот другой момент: на день, когда я пишу, у нас около 15 тысяч умерших. И вот смотрю РБК, бегущую строку. В июне этого года по сравнению с июнем прошлого умерло больше на 25 тысяч человек. Из них у каждого второго обнаружен ковид. То есть выходит, что только дополнительно умерших в июне примерно 12,5 тысяч. Или я что-то не понимаю? Но продолжаем анализировать. Человек с ковидом умер от инфаркта или инсульта. В диагнозе так и пишут: инфаркт (инсульт). Но инфаркт или инсульт могли наступить именно из-за вируса. Тогда что все эти манипуляции означают: это реальная картина, пропаганда, или такая статистика?

Удивительно, нас полтора или два месяца запугивали передачами по ТВ и вдруг все сразу стало хорошо? Почему в других странах при выходе из самоизоляции цифры заболевших идут вверх, а у нас послушно снижаются?Но это я писал в августе или в начале сентября,в октябре пришла-таки вторая волна.Доигрались !

А теперь о другом. Не знаю, насколько всегда профессионально работали  врачи в красной зоне, насколько соблюдали все правила, но что героически, что рисковали своей жизнью, это совершенно точно. Настолько героически, что о врачах и об их подвиге заговорили. Даже кое-где вывесили билборды с портретами героев. Но я вот о чем, ковид раньше или позже закончится. И что, врачи снова вернутся к прежним проблемам и к тощим зарплатам? Покорно и тихо? Ну, что касается столичных врачей, у них вроде бы неплохие зарплаты? Я немного запамятовал, вроде мэр называл цифру то ли 70, то ли 100 тысяч в месяц. Я наводил справки у медицинских работников. «Да что вы, - говорили мне, - это главврачи получают 300-400 тысяч в месяц, может быть среднее по больнице, а так – тысяч 30 - 40».

Тут ведь есть еще какой фокус: врачам и учителям в Москве и области сверху велено доплачивать, чтобы зарплата была не ниже чего-то. Так вот, я не раз слышал, главврачи и директора школ берут под козырек и перечисляют, все как велят, а потом вызывают к себе врачей-учителей и отбирают эти деньги – на ремонт, на охрану, на слесарей, на подмосковную дачу, на виллу на Канарах. И врачи-учителя, особенно пенсионного возраста, отдают, боятся. Наши люди привыкли  терпеть.

Ну ладно насчет столичных врачей, но вот провинция… Смотрю ОРТ, а там бегущая строка, письма врачей: работают на 2 ставки, на износ и получают 20-25-30 тысяч максимум, а фельдшера и медсестры еще меньше. И после ковида снова станут терпеть? Все вернется к прежнему виду? Вообще не очень понимаю, как на государственной службе за одну и ту же работу в разных регионах можно платить совсем разные деньги?

P.S. Недавно знакомая мне рассказала, как несколько лет назад ее отчим сломал ногу в деревне в Тверской области. Вызвали скорую помощь, отвезли в ближайший пункт. Рентгеновский аппарат там вроде бы был, но рентген делать не стали. Пьяный доктор ткнул пальцем, сказал, что воспаление седалищного нерва и сделал обезболивающий укол. Ближайшая больница была в Бежецке, это 40 км, туда его не отправили. Через 3 дня отчиму стало совсем плохо, пришлось везти в Москву.

Нет, непочатый у нас край с медициной. Нужны не только очень большие деньги. А пока – страшно жить не в Москве, не в другом большом городе.